Моряков: Были ночи, когда расстреливали и по 400 человек

13:29, 29.10.15 - Беларусь

29 октября 1937 года - черный день в истории белорусского литературы. За одну ночь с 29-го на 30-го каратели НКВД расстреляли целую группу писателей, среди которых были Анатолий Свободный, Платон Головач, Алесь Дудар, Михась Зарецкий, Василий Коваль, Юрка Лявонны, Валерий Моряков, Михась Камыш и другие, всего 22.

Радио Свобода поговорила с исследователем сталинских репрессий Леонидом Моряковым, автором справочников «Только одна ночь» и «Жертвы и палачи».

29 октября 1937 года расстреляли около 100 человек, которые принадлежали к интеллектуальной элите Беларуси. Эта дата стала днем ​​чествования памяти жертв сталинских репрессий после выхода моей книги «Только одна ночь». Обследовав тему в течение 10 лет, я написал биографии около 70 человек - тех, кто точно был расстрелян в ночь на 30 октября 1937 года. Известно, что были ночи, когда стреляли и по 400 человек. Но ночь с 29 на 30 октября выделяется тем, что тогда убили представителей интеллектуальной элиты. Я доказал, что расстрелян 71 человек. Но почти каждую ночь расстреливали от десятков до сотен людей - это были разные люди, прежде всего крестьянства.

— Была ли случайной дата 29 октября, на которую приходится годовщина образования комсомола?

— Нет, так получилось случайно. Уничтожение белорусских мыслителей было совершено в честь 20-летия советской власти. Запланированный этот расстрел был в Москве в сентябре 1937 года. И вначале был указ расстрелять человек пятьдесят. Но здесь, в БССР, решили перевыполнить план и убить человек на 20 больше. Также нужно понимать, что перед тем как расстреливать, их в течение года пытали. Поэтому на момент расстрела большинство были без сознания. У нас в связи с этой датой наиболее почитается урочище Куропаты. Но я полагаю, что интеллектуалов расстреляли в подвалах НКВД, а затем вывезли в Лошицу.

Возможно ли было избежать расстрела?

— Первые массовые аресты начались в 1930 году. Но тогда давали 2-3 года ссылки или концлагеря. И те, кто не вернулся в Беларусь, остались живы. Например, Антон Адамович, Владимир Седура и еще около 20 человек. После они во время войны сделали минскую «Белорусский газету», которой по насыщенности информацией в то время не было равных. Те, кто бежал в Россию, в которой дальше Москвы репрессий фактически не было, если сравнивать с пограничными странами - Беларусью или Украиной, оставались живы. А уже ближе к концу 1937 года и в 1938-м массовые расстрелы начали прекращаться. Сталин стал понимать, что скоро на этой территории вообще не останется интеллигенции и некому будет бороться с немцами - уничтожали же и военную интеллигенцию тоже. Я даже полагаю, что кого-то хотели и освободить. Но как освобождать людей в таком состоянии, когда они в 25 лет замучены до состояния 75-летних инвалидов? Надо было истреблять.

Каким образом происходил отбор жертв?

— Затрагивали все слои населения. Разве только рабочий класс был исключением. Принцип отбора был прост - люди, которые думают. Главное для властей было то, чтобы не было людей, которые думают. Потому что тот, кто думает, может сопоставлять факты и анализировать, как изменилась жизнь после октябрьской революции. Это подобно тому, что сейчас творится в России: с 10%, которые не поддерживают Путина в российско-украинском конфликте, подавляющее большинство составляет интеллектуальная элита. Те люди, которые могут оценить ситуацию и сделать выводы. Сталин как кровавый «менеджер» за такое вырезал. Нас долго путали, называя те события «репрессиями в СССР», но на самом деле подавляющее большинство репрессий была в приграничных странах - Беларуси, Украине, Прибалтике, Грузии.

Почему мало было сопротивления репрессиям? Почему люди не защищались?

— Потому что люди были очень сильно запуганы 20 годами советской власти. Можно сказать, боялись дышать. Нечто подобное сейчас у нас. Вот если объявить, что в центре Минска будет пиво со скидкой продаваться, то соберется 100 тысяч человек. Ныне на пикет в знак памяти жертв политических репрессий, который состоится возле здания КГБ, хорошо если 100 человек придет. Это результат того, каким стал народ за 20 лет той власти, которая сейчас руководит Беларусью.

Kомментарии